Детские шалости или разве это стыдно?

Сказать о себе, что я много шалила, не могу. Были, конечно, детские шалости, если смотреть на них глазами мамы. Для меня тогда это были просто забавы. К примеру, мы с моим младшим братом любили устраивать «ползающие» соревнования. Суть игры была в том, чтобы догнать на четвереньках впереди ползущего и цапнуть его за попу.

Соответственно, задача впереди ползущего была – успеть доползти и спрятаться под столом, то есть двигаться так быстро, чтоб его не успели укусить за мягкое место. Гонялись мы, таким образом, друг за другом по-очереди. Нам было весело, пока однажды я, догнав своего брата, цапнула-таки его за мягкое место. Поскольку к тому времени, я уже вошла в раж, то укус получился сильным. Брат тут же заверещал от боли. А мне здорово попало от мамы. Помню, долго я сидела под заветным столом, утирая слёзы, шмыгая носом, подвергая сомнению любовь мамы ко мне.
Могу ли я теперь, наши забавы, назвать детской шалостью? Пожалуй, могу. … Как мама. 🙂

В другом случае, я оттягивала ткань на колготках и отрезала её ножницами. Мне жутко было интересно: к чему сие действие приведёт. То, что получилось просто большая дыра, меня несколько разочаровало. Каких-то иных детских шалостей: типа измазать всё вокруг краской или развести костёр дома, у меня не было. Зато мне регулярно попадало за мои «сексуальные» исследования. Мне за них было стыдно после, потому что каждый раз мы попадались… Итак.

Помню несколько случаев, когда мы с братом по очереди скакали на кровати без штанов, показывали, что у нас в трусиках в детском саду. И получали нагоняй от мамы и воспитателя. Самым волнующим опытом был случай, когда я и трое моих братьев решили поиграть в разведчиков. По сценарию, разведчика, то есть меня, взяли в плен и стали подвергать пыткам. Суть пыток заключалось в том, что я равномерно поворачивалась к ним то попой, то передом. Если попой, то по ней хлопали. Если передом, то оттягивались трусики, и братья дружно в них заглядывали. Возникали очень волнующие ощущения. Вот за этим нас и застала бабушка. Шуганула. Не помню, говорила ли она что. Но ТАК посмотрела, что при воспоминании об этом, до сих пор бегут мурашки от стыда и досады. От стыда то понятно почему, а вот досада вызвана была тем, что я не успела провести ответные пытки.

После этого случая, наши сексуальные исследования (ой, извините, детские шалости “про это”) прекратились. Появилось внутреннее табу и чувство стыда. Во всяком, случае, у меня. Короче, наши невинные забавы всегда воспринимались взрослыми как “нечто серьёзное” и “неподобающее”. Только молчаливое порицание, вместо разговора с нами на тему секса или тёплой шутки: молча отбирали книгу об Эммануэль, серьёзным голосом отправляли играть в другую комнату, когда возникали эротические сцены в фильмах. Всё это окончательно связало для меня волнующие ощущения со стыдом.

По факту, я научилась стыдиться и запирать свою сексуальность

Сейчас, когда растёт у меня дочка, я спрашиваю себя: «А как мне вести себя с ней? Как отреагировать на её детскую шалость, если я её застану в подобных сексуальных играх?». Пока у меня нет ответов, ибо нет опыта в подобном взаимодействии с родителями. Возможно ещё рано думать об этом, ведь ей всего два. Но не хочется упустить что-то важное, упустить время. Вот и думаю…